Добро пожаловать в Кению!

Кения: Первое впечатление

Первое февраля. Найроби встретил нас очень приветливо. После высоких технологичных Эмиратов аэропорт показался нам автовокзалом в райцентре. Милые женщины – пограничники пытались выяснить, какая виза нам нужна. Мы не сдавались, мы молчали. Потом начали говорить, все вместе, и пограничницы тоже, и в конце концов истина нашлась. Истина такова: single entry (21 день) стоит $50, транзитная виза стоит 20$ в сутки. Наши кенийские приключения ограничивались двумя сутками, мы решились на транзит.  Поменяли кенийских денег и тут же нас взяли в оборот. Туры в-куда-угодно-включая-всё начинаются прямо здесь. Офис (как прагматично кенийцы относятся к этому слову – офис – это комнатка любой площади, где есть стул. Хотя бы один.) у этих парней прямо в здании аэропорта. Нам пытались продать многое, вышло только такси до YMCA хостела и автобус по маршруту Найроби (Кения) – Аруша (Танзания). Авторитет нашей страны наверняка упал в глазах того бизнесмена.

Таксист выглядел так, словно вышел из книжки про дядю Тома – невысокий, плотный, в ковбойской шляпе. «Где сигара?» — подумалось мне. Чуть позже выяснилось, где она.

Мы забросили вещи, я оббежал машину и сел справа, возле водителя. Дядя Том подошел ко мне и поинтересовался, хочу ли я вести машину. И тогда я обнаружил перед собой руль.

Да, все машины праворульные, движение левостороннее. Влияние Англии оставило на Кении такой след, для которого 50 лет независимости – мгновение.

Мы проехали весь Найроби. Устройство города непривычное – размазанные окраины небольшой плотности застройки и центр, который обходится за час. Ощущения бедности страны не было изначально – его перекрашивали большие стеклянные бизнес-центры и гостиницы вдоль дороги; а вот манера снаряжать пропускные посты автоматическим оружием и лежачими заграждениями с огромными гвоздями порядочно нагнетала обстановку. Нашу машину остановили только раз – у какого-то посольства, но дядя Том быстро объяснился и мы поехали дальше.

Привезли нас не в YMCA, так как в Найроби два молодежных хостела: собственно YMCA и Nairobi International Youth Hostel. Ошибка выяснилась быстро, и дядя Том отвез нас, куда надо.

Гостинницы в Найроби – тема для отдельного памфлета. Бюджетные гостинницы своим описанием потянули бы на рок-оперу, трагичную историю о том, как хотелось, да не моглось. В хостеле мы раскошелились на номера, которые во Львове называют «нумер з выгодами», то есть, с санузлом внутри. Для вентиляции в комнатке предусмотрен вентилятор, а нагрев воды осуществляется при помощи хитроумного китайского устройства в головке душа с подачей на неё (головку) 220 вольт африканского тока. Напор воды такой, что вода нагревается естественным путем.

В очередной раз  мы бросили вещи и пошли праздно шататься. Найроби невысок и тем красив. Охраны очень много, охранник с дубинкой у каждого магазинчика или обмена валют. Все сидят на табуретках, никто не стоит, да и отношение очень доброжелательное, несмотря на количество оголенного оружия. По городу снуют женщины в паранжах разной степени открытости, бизнес-вумен в косютмах. Отдельная категория людей на улицах – регулировщицы. Это прекрасно сложеный стокилограмовый законотворец в идеальной черно-белой форме и со стеком в руках. Вообще, кенийцы очень красивые, не по европейским или азиатским, а по своим стандартам, но красота эта ощущается очень явственно. Барака Обаму выгнали в Америку, как самого некрсивого среди них, я подозреваю. Женщины, в большинстве своем полные, имеют идеально ровную спину, которая оканчивается… «стульчиком». Таким же идеально ровным. Мужчины преимущественно рослые и худые, почти каждого можно предствить на олимпийской беговой дорожке.

Нагуляв аппетит, мы присели отведать местной кухни и пива. Кухня, в отличие от восточной, никаких конфликтов с желудком не вызывает – вполне традиционная еда: рис, мясо, овощи. Единственный вопрос, который у меня возник по кухне – это соль. Ни в Кении, ни в Танзании, еду практически не солят. Почему, не знаю.

После пива, вполне резонно, мне захотелось выкурить сигарету. И тут выяснилась любопытная вещь – в Кении нельзя курить. В стране, площадью практически как наша, курить нельзя. «Ха, у нас тоже такой закон есть», — скажут мои маленькие читатели. Да, но у них за курение в неположенном месте могут посадить. Закон этот действует намного успешней, чем у нас.

Я не знал уголовный кодекс Кении, каюсь. Я подозвал официанта. Я спросил его, могу ли я где-то покурить. «Здесь нельзя курить», — ответил он. «Ок, а на улице?» — спросил я. «Не-а», — улыбаясь ответил он. «А что ж мне делать, я покурить хочу», — как заправский наркоман задал я очередной вопрос. Официант улыбнулся ещё шире и заявил «Можешь под стол спрятаться и покурить». Такое дружелюбие было черезчур, курить я не стал. Позже, вечером мы обнаружили место, очень злачное, совсем без света, где курить можно. Я думаю, там едят людей и все вокруг проститутки. Потому что только в таком месте в Найроби могут курить.

На следующее утро мы уехали из Найроби. Нас забрал из хостела автобус, привез на автовокзал, по которому мы гуляли накануне, мы сели в «шаттл бас» и поехали. Выехали за город и оказались в саванне. Цивилизация резко осталась позади, впереди были только мелкие масайские деревеньки, огромные термитники вдоль дороги и типичный африканский пейзаж.

Коментарі

No reviews yet.

Leave a Reply